125200 Мы уже писали о том, что директор павлодарского мясокомбината (ТОО “Ет... Общество

Подробности громкого убийства в Павлодаре

Мы уже писали о том, что директор павлодарского мясокомбината (ТОО “Ет-Импекс”) Рафаил КАМАЛЕТДИНОВ, по свидетельству очевидцев, после бурного выяснения отношений разрядил ружье в своего зама Серикбая СУЛЕЙМЕНОВА. В итоге Сулейменов был убит выстрелом в голову и двумя - в грудь. Рикошетом пуля задела его сына Булата, которого госпитализировали медики. Чудом не пострадали охранники предприятия, находившиеся рядом. Стрелявший скрылся.

Замначальника следственного управления ДВД области Аслан

Кадр телеканала КТК
КУЗЕКОВ уже на следующий день сообщил основную версию убийства: обвиняемый и жертва не поделили предприятие.

- Это дело рассматривалось в экономическом суде, ведет расследование и финполиция, - уточнил он.Конечно, никакими жизненными обстоятельствами, насколько бы сложными они не были, нельзя ни объяснить, ни, тем более, оправдать убийство. Тот, кто лишил жизни другого человека, виновен безусловно и должен нести наказание по закону. Но почему он все-таки переступил эту последнюю черту?

Работники мясокомбината утверждают: на преступление Камалетдинова толкнули… сами стражи порядка.

Павлодарский мясокомбинат в советские времена перерабатывал 20 тонн мяса в смену. До апреля этого года здесь ежедневно перерабатывали на колбасу и консервы до 8-9 тонн. Согласно договорам мясо и изделия из него Камалетдинов поставлял в Павлодарский перинатальный центр, детский противотуберкулезный диспансер, колонии, Академию финансов Астаны, Министерство обороны…По словам юриста предприятия Юлии ЛАЗАРЕВОЙ, никаких личных отношений у подозреваемого и его жертвы не было - убитый появился на комбинате в апреле этого года как доверенное лицо владельца предприятия и своего однофамильца Шархана СУЛЕЙМЕНОВА.

- Шархан жил в Алматы, фирма Камалетдинова арендовала имущественный комплекс предприятия и фактически управляла комбинатом, - рассказывает юрист. - Рафаил долгие годы при нескольких сменявших друг друга владельцах работал здесь наемным директором, а в 2005 году решил заключить договор аренды. В дальнейшем собирался выкупить акции предприятия. На собственные средства построил новый консервный завод с автоматизированной линией, для которого закупил оборудование на 13 миллионов тенге. Приобрел новую линию обвалки мяса и собирался запустить ее в июне этого года. С республиканской мясной корпорацией “Малонимдери” заключил договор на экспорт павлодарского мяса в фирменной упаковке в Россию.

- А 4 апреля Шархан Сулейменов прислал арендатору уведомление о расторжении договора аренды и требование до 5 мая передать по актам имущество. Согласно условиям договора его расторжение возможно только в судебном порядке, однако в начале апреля доверенное лицо владельца - убитый 2 мая Серикбай Сулейменов - привез на комбинат вооруженных парней, они не пускали на работу сотрудников, начали вывозить имущество, в том числе принадлежащее фирме-арендатору. Сначала были вывезены металлоконструкции, из которых возводились загоны на откормплощадке. О чем Серикбай Сулейменов оставил Камалетдинову соответствующие расписки. Потом “уехало” принадлежащее арендаторам оборудование и мясо, - продолжил юрист.

28 сотрудников комбината, в одночасье оставшиеся без работы, пошли по инстанциям, предупреждая: разборки на предприятии могут привести к трагедии. Еще почти за месяц до убийства они собрали у стен мясокомбината журналистов местных телеканалов и рассказали на камеру:

- 9 апреля нас не впустили на территорию комбината даже для того, чтобы забрать личные вещи. Мы поняли, что нас собираются выкинуть на улицу. Пошли в департамент социальной защиты Павлодарской области, потом - в област­ное управление по координации занятости и социальных программ. Стали вызывать полицию. Приехав в очередной раз, стражи порядка в сердцах заявили: “Зачем вы нас вызываете - уже надоели”. Мы им: “Остановка компрессоров может привести к выбросу аммиака, по территории ходят вооруженные люди, того и гляди возникнет потасовка”. А они: “Вот если возникнет, тогда и будем заниматься, а пока это не уголовное дело, а гражданские правоотношения”.

Как выяснилось, Камалетдинов за 10 дней до преступления послал на блог министра юстиции Рашида ТУСУПБЕКОВА ( http://blogs.e.gov.kz/blogs/tusupbekov_r/questions/8258?lang=ru-RU ) жалобу, где привел следующую хронологию: 8 апреля 2009 года оперативной группой УВД Павлодара зафиксирован факт самоуправства и разбойного нападения Сулейменова, который самовольно приостановил деятельность предприятия; 13 апреля зафиксировано вскрытие замков и пломб холодильных, колбасных, убойных цехов, где хранится продукция; 14 апреля зафиксировано хищение продукции из холодильных, колбасных и складских помещений на 14 миллионов тенге.

“Об этих фактах, - написал Камалетдинов министру юстиции, - были извещены УВД Павлодарской области, прокуратура города и области, которые уведомили нас, что будут рассматривать дела в установленные сроки. В сложившейся ситуации данная проблема требует быстрого реагирования, однако на последующие вызовы УВД Павлодара присылало оперативную группу или участкового, которые в сложившейся ситуации разобраться не могут или не хотят”.

По словам Юлии Лазаревой, всего за дни противостояния было направлено 12 заявлений в УВД Павлодара, шесть - в прокуратуру, два - в финполицию. Ни на одно у них не получен ответ.23 апреля Камалетдинов написал последнее письмо начальнику УВД Павлодара Талгату САДЫКОВУ, где предупредил: “Я снимаю с себя ответственность за последствия, которые неизбежно последуют при бездействии правоохранительных органов”.

- 2 мая, - вспоминает его сын Марат, - охранники по секрету рассказали нам, что с машин, принадлежащих нашей семье и оставшихся на территории предприятия (МАЗ, скотовозы, рефрижераторы, трактора), снимают колеса и разбирают моторы. Отец поехал разбираться…

С этих “разборок” Серикбаю Сулейменову не суждено было вернуться… А позже в редакцию с письмом обратился Шархан СУЛЕЙМЕНОВ. Он написал о том, что действовал в рамках закона, но, в свою очередь, тоже обвинил полицейских в бездействии: “ 11 апреля 2009 года Камалетдинов совершил хулиганские действия в отношении работников ТОО, угрожая при этом огнестрельным оружием. По данному факту я обратился с заявлением в Северный отдел полиции… У меня возникают вопросы к работе правоохранительных органов и прокуратуры - почему мои неоднократные обращения оставались без внимания и без какого-либо процессуального реагирования?”.

На мой вопрос, могла ли полиция предотвратить трагедию, замначальника следственного управления ДВД области Аслан Кузеков не ответил, сказав лишь, что выводы можно делать только по окончании следствия.

Кто из участников этой трагедии прав, а кто нет - судить действительно трудно. Однако - факт: в результате длительных хозяйственных разборок один человек стал преступником, другой - его жертвой. Все это время государство в лице чиновников и сотрудников правоохранительных органов безучастно наблюдало за тем, как конфликт приближался к кровавой развязке. Именно они, “государевы люди”, должны следить за тем, чтобы все делалось по Закону, которому они обязаны служить. А кому они служат? Вопрос, как говорится, риторический…

Источник: Время

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .