124951 Фото: grida.no В результате оползня, сошедшего в селе Райкомол Жалалаб... Политика

Кыргызстан: взаимные обвинения после схода оползней

Фото: grida.no
В результате оползня, сошедшего в селе Райкомол Жалалабадской области в ночь с 15 на 16 апреля, погибли 16 человек, 11 из которых - дети. Оползень полностью накрыл три дома.Эксперты предупреждают, что могут быть и еще жертвы в результате происшествий такого рода, поскольку горная местность подразумевает определенный риск проживания на ней. В свое оправдание власти указывают на то, что некоторым сельчанам рекомендовали перебраться в более безопасные места, но они этого не сделали.Оползень произошел вследствие более дождливой, чем обычно, весны. Погода также стала причиной возникновения селей - потоков, состоящих из воды, глины и камней, - которые 5 мая смыли дороги, заблокировали русла рек и затопили дома в нескольких селах в Баткенской области. В селе Ачалуу в соседней Ошской области шесть семей пострадали в результате оползня, который накрыл их хозяйственные постройки и огороды.6 мая МЧС сообщило, что в этот раз обошлось без человеческих жертв. Джаналы Аджиеву из Райкомола посчастливилось остаться в живых во время оползня."Ночью мы услышали грохот, и нас завалило, - рассказывает он. - Я не смог открыть дверь. Вытащив детей через окно, я отвёл их в дом младшего брата, расположенный в этом же селе, но только выше"."Потом пошёл в сторону дома старшего брата, неподалёку жила и сестра, их дома были сравнены с землей", - добавил он.Вся семья его сестры - 11 человек - погибла.Жители села Райкомол говорят, что предупреждений они не получали. Министр чрезвычайных ситуаций Камчыбек Ташиев признал, что предупреждений сделано не было, но он также указал на масштаб проблемы: большую часть страны составляет гористая местность, и многие поселки расположены у подножий гор и холмов, вдоль рек и в долинах озер."Как министр, я морально признаю свою вину, - сказал он. - С нашей стороны эти три семьи не были предупреждены. Если бы они заранее были предупреждены, возможно, остались бы живы".Исабек Торгоев, заведующий лабораторией геоэкологического мониторинга Института геомеханики и освоения недр НАН КР, сказал в своем интервью Бишкекскому пресс-клубу, что около 10 тысяч человек проживают в Кыргызстане в оползнеопасных зонах.По данным министерства, более 1000 семей проживают в зонах непосредственного или повышенного риска оползней, но четверть из них проигнорировала рекомендацию правительства о переезде. Эти 260 семей получили предупреждение о нависающей опасности, им были выделены средства на переселение, но они продолжают оставаться в своих старых домах.По словам Ташиева, очень часто эти люди игнорируют совет министерства и расходуют выделенные деньги на другие цели.Эксперты, опрошенные IWPR, подтвердили, что некоторые люди остаются в своих старых домах и используют деньги, полученные от властей, на их ремонт. Другие же уезжают, но возвращаются весной или летом. Наконец, часто освободившиеся дома занимают другие люди."Людям выделяют участки для строительства новых домов, однако как только они переезжают на новое место, их дома из-за высокого уровня бедности сразу же занимают их родственники", - говорит Исабек Торгоев.Судя по всему, погибшие во время оползня или потерявшие свое имущество во время прошлых селей не были в числе тех, кого предупреждали. Аким района, в котором расположено село Райкомол, Талант Орозов сказал, что дома, разрушенные оползнем, не были в числе строений, расположенных в зоне риска. Исследования проводились повсеместно, и людей переселили в более безопасные места."Никто не думал, что именно здесь сойдет оползень", - сказал он.Азимбек Бекназаров, известный политический деятель и председатель Революционного движения Кыргызстана, задается вопросом, почему дома погибших людей не оказались в зоне повышенного риска. Бекназаров, выходец из Аксыйского района, где расположено село Райкомол, прибыл в село 17 апреля, на следующий день после оползня. По его словам, в документах, датированных 1998 годом, говорится, что та часть села, где жили погибшие, была предназначена для очистки из-за большого риска.В то время, вспоминает он, "самый высокий процент жалоб и требований из моего района, когда я был депутатом, касался этого вопроса. Людям давали бумаги, предписывающие им переезжать, но потребовалось много лет на то, чтобы выдать им кредиты [на переселение], и в это время люди были вынуждены жить в опасных зонах"."Наше правительство всегда опаздывает. Если бы оно, предвидя это заранее, приняло меры, трагедии бы не произошло", - добавляет он.В то же время Бекназаров отметил, что многие жители на юге Кыргызстана отказываются покидать зоны повышенного риска даже после получения предупреждения."Таких много и в моем родном селе, - сказал он. - МЧС должно следить за этим и заставлять их переселиться в более безопасные места. Множество семей, взяв деньги, истратили их на другие нужды. Сейчас они живут в зонах повышенного риска, надеясь на Божье “спасение и сохранение”".Последняя волна оползней произошла на юге Кыргызстана в 2003 и 2004 годах. Тогда было зарегистрировано около 400 случаев. По словам экспертов, большое количество осадков зимой и весной может спровоцировать новую волну оползней.Многие из них вспоминают 2003 год, когда в селе Согот Ошской области погибли 38 человек.По словам Таджыбая Зулумова, жителя соседнего села Актерек, "тогда каждая семья в селе потеряла своих близких. Кто по четыре-пять, а кто-то по шесть человек".Зулумов вспоминает, что семьям, чьи дома и другая собственность были разрушены, государство выделило земельные участки и деньги на строительство новых домов в Узгене, районном центре. Однако многие просто вернулись обратно, подлатали дома и продолжают в них жить."Они переехали в новые места не навсегда, - говорит он. - Живут они там только зимой. Один из членов семьи остается в прежних домах, потому что их доля земли осталась в селе. А на новом месте невозможно держать скот. Людям, привыкшим к сельской местности, здесь [в районном центре] трудновато".Типичный пример - Сады Кенжебаев, потерявший во время трагедии 2003 года всю семью. Несмотря на то, что ему бесплатно был выделен дом недалеко от Узгена, он проводит весну и лето в Соготе, выращивая картофель и скот."Беда, случившаяся однажды, не повторится вновь. Боже сохрани. А в городе жить трудно, я не привык к этому", - говорит он.Азиза Абдирасулова, глава неправительственной правозащитной организации "Кылым Шамы", говорит, что правительство должно упростить процесс переселения."Иногда выдача ссуд затягивается на несколько лет, - говорит она. - МЧС, которое ответственно за решение таких проблем, должно эффективнее работать".Торгоев особенно подчеркнул необходимость принятия превентивных мер до того, как произойдет трагедия."В случае с оползнями, так же как и с другими природными катаклизмами, лучше их предупреждать, чем устранять последствия, - говорит он. - Для государства экономически выгоднее изучать оползневые участки и прогнозировать риски схода оползней, нежели тратить деньги на восстановление разрушенных селений".

Источник: IWPR Online

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .