123306 Что стоит за этим: изменения во власти, борьба кланов, демонстрация борьбы с коррупцией, ужесточение власти, и главное – кризис модели “дачи-раздачи” Политика

Что стоит за арестами: Буркитбаев, Кулекеев… Кто следующий?

Арест высокопоставленного чиновника само по себе выходящее из ряда событие. Что стоит за этим: изменения во власти, борьба кланов, демонстрация борьбы с коррупцией, ужесточение власти, и главное - кризис модели “дачи-раздачи” - предмет данной статьи.

Жаксыбек Кулекеев слушает свой приговор. Астана, 13 ноября 2008 года, Радио "Азаттык"
Серик Буркитбаев. Кадр видеозаписи с сайта stan.tv
Осуждение бывших министров Жаксыбека Кулекеева и Серика Буркитбаева, недавние аресты двух заместителей министра экологии Нурлана Искакова и, наконец, самого Н.Искакова, председателя Комитета водного хозяйства Минсельхоза Анатолия Рябцева были событиями “из ряда вон выходящими”. В памятные 1990-е гг. лиц, замеченных в подобных правонарушениях, выводили из-под огня. В конце 1990-х гг. из высших управленцев получил срок бывший глава “Казакстан темир жолы”, бывший министр Аблай Мырзахметов.

Некоторые из таковых “спасенных” до сих пор спокойно пребывают на ответственных должностях. Добавим к этим осуждениям и задержаниям ситуацию с беглым банкиром Мухтаром Аблязовым и его “сотоварищи” и картина будет довольно полная. Масла в огонь попыталась подлить небезызвестная г-жа Татьяна Квятковская.

Сама личность Т.Квятковской связана в политической истории современного Казахстана с неожиданным, по решению Конституционного суда, роспуском Верховного Совета 13-го созыва. Озвученные ею слова и попытка связать М.Аблязова со считающимся успешным топ-менеджером, главой “Казатомпрома” Мухтаром Джакишевым свидетельствуют том, что список подозреваемых не исчерпан. М.Джакишев успешно парировал обвинение Квятковской, что продажей месторождений занимается не “Казатомпром”, а Министерство индустрии и торговли.

Первое, на что обращается внимание, что ни один из этих вышеупомянутых персон, за исключением М.Аблязова, никогда не был в контр-элите. Второе - все из этих бывших министров и руководителей нацкомпаний и ведомств, за исключением А.Рябцева, бывшего мелиоратора и районного партработника, были в далеком прошлом людьми из сферы науки.

Третье - никто из них не принадлежит к старой номенклатурной гвардии республиканского уровня, уцелевшей на высоких постах после всех перемещений 1990-х гг. Иными словами, пострадали лица не из круга неприкосновенных.

“Старая гвардия” входит в круг неприкосновенных, пока не нарушит обязательства лично перед кем-то. Впрочем, появились сильные неприкосновенные и из числа “молодых”. Несомненно, что все эти осуждения и пребывания под следствием есть результат “подковерных” разборок. К “подковерным” разборкам, выплеснувшимся наружу, относится и обнародованный в СМИ факт “хлопот” К.Масимова за своего отца. До поры до времени никто не проводил никаких акций, хотя группа материально пострадавших чимкентских бизнесменов была серьезно недовольна его отцом.

Буркитбаев, Кулекеев осуждены. Но в аналогичных экономических преступлениях и действиях коррупционного характера можно обвинить более широкий круг руководителей. Почему именно на них пала кара со стороны правоохранительных органов?

Объяснение только борьбой кланов и активизацией борьбы с коррупцией будет слабым и недостаточным. Борьба с коррупцией в наших условиях - это инструмент, а не самоцель. Очевидным является то, что все новации, включая борьбу с коррупцией, используются властвующими клановыми группировками, чтобы решить свои проблемы. Налицо “сдача” отдельных лиц из числа, не являющихся неприкосновенными?

В обществе, где “все секрет, и ничего не тайна”, не может быть открытых пояснений. Есть отдельные, ранее звучавшие намеки. Интересно, что премьер-министр Карим Масимов при утверждении Ж.Кулекеева в качестве председателя “Казакстан темир жолы” напомнил ему о его незапятнанной биографии и неких желающих замарать его имя. То есть интриги были уже до утверждения главы этой национальной компании.

Капиталы отечественных высших чиновников и близких к ним лиц созданы распределением государственного имущества. Для “высоких” лиц это распределение не завершилось разделом государственной собственности. Эту истину другими словами отразил в одной из статей в “Деловой неделе” в 1998 г. председатель Мажилиса Марат Оспанов. Он заметил, что отечественный бизнес главным образом кормится из бюджета, а не за счет прямого удовлетворения спроса потребителей.

В “жирные” 2002-2007 гг. толика от нефтегазового “пирога” перепала и простым гражданам. Не забудем и про быстрый рост внешних заимствований. Бюджетникам кусочек “пирога” шел напрямую, работникам строительной отрасли, банков посредством государственных заказов плюс доходы от операций с иностранными кредитами.

Создание СПК (социально-предпринимательских корпораций) имело замыслом их последующую приватизацию. Это даже не скрывалось. Так что переделы государственной собственности далеки от завершения. Но в последнее время ситуация изменилась. И любовь к распределению и перераспределению, возведение их в ценность привела к постановке: “Мы (чиновники-миллионеры и миллиардеры) похудели из-за кризиса и теперь надо восстановить жирок”.

Но вокруг XXI век. В нем нет места архаичному институту “жылу”, когда родственник мог обратиться за помощью, чтобы компенсировать потерю части скота. Привычное отношение к государству как к “дойной корове” наталкивается на желание конкурентов иметь “хлебные” места, заказы, быть ближе к центру распределения.

В рамках этой логики надо смотреть кто не “свой” и ударить по нему. Но по “большим” ударять себе опасно, а по “меньшим” не из числа “неприкосновенных” можно. Представляется, что описываемые события являются третьим витком кризиса этой распределительной матрицы. Суть этой матрицы состояла в обеспечении поддержки и лояльности через “дачу-раздачу”.

Первый большой сигнал о её сбое был в ноябре 2001 г.- некоторые “захотели самостоятельности”. Ситуация становилась “жаркой” и в июле того года прозвучали памятные слова Президента о том, что он их всех создал в качестве бизнесменов. Второй сигнал ознаменовался делом Р.Алиева в 2007-2008 гг. Этот казус можно назвать одним словом - неблагодарность. Действительно, клановость и индивидуализм несовместны, чего не скажешь о гениальности и злодействе (последние слова не к нашим реалиям).

Третий сигнал прошел цепочкой событий последних месяцев. Буркитбаев, Н.Искаков, особенно Кулекеев неоднократно привлекали внимание общественности. Имя Кулекеева осенью 2004 г. было связано с повышением оплаты за обучение в вузах. Н.Искаков в период прошлогоднего стремительного роста цен на нефть продвигал увеличение обложения нефтяников. Эти чиновники выбивались из серого ряда госслужащих.

С одной стороны, кризис модели “дачи-раздачи” государственных имуществ затянулся. С другой стороны, выход из кризиса этой модели назначением новых, пусть самых честных политиков и управленцев, невозможен. Система либо отторгнет их, либо переработает в новую личность. Все эти осуждения и задержания, на наш взгляд - это попытка сделать два дела сразу: 1) наказать отдельные заметные, но не самые крупные лица, показав строгость власти; 2) пользуясь моментом, потеснить конкурирующую группу.

Кризис модели “дачи-раздачи” не означает кризис власти. Кризис власти - это очень сильно сказано Кажегельдиным в недавнем письме к политикам. Восточные режимы падают не голосами снизу, а из-за неспособности решить внутренние и внешние проблемы. Например, режим Сукарто в Индонезии не выдержал удара азиатского финансового кризиса 1997 г. Известен “эмигрантский синдром”, выдающий желаемое за действительное. Между прочим, политэмигрант В. И. Ленин страстно ожидал революции, а накануне февраля 1917 г. не почувствовал её приближение.

Арест вице-министра обороны генерала Кажимурата Маерманова воспринимается как задержание еще одного видного чиновника. Собрание отечественных политических анекдотов может быть дополнено остротой моего друга: “В городе Астана в назидание настоящим и будущим коррупционерам проведена PR-акция: названы улицы в честь фигурантов этих дел. Новый порядок наименования улиц включает указание на табличках каждого дома, что улица Буркитбаева, например, названа сроком на шесть лет и все расходы произведены за счет конфискации его имущества”.

Кто будет следующим? Эффект неожиданности утерян. Арест действительно крупной фигуры почти невероятен, а менее значимые лица из числа бывших министров, руководителей компаний и их заместителей находятся под этим дамокловым мечом.

Источник: zonakz.net
В статье: Астана

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .