122715 Вырваться из плена Нине Тимофеевне удалось благодаря... казахстанскому законодательству Происшествия

В Алматы 4 года старушку держали в рабстве

Когда рано утром 1 апреля 72-летняя алматинка Нина Тимофеевна ЕЗДАКОВА появилась в дверях квартиры своих родственников, те ахнули и перекрестились: все думали, что бабушка уже давно на том свете. Однако перед ними стояла не статная интеллигентная пенсионерка - отличник просвещения и народный учитель Казахстана.

Нина Тимофеевна ЕЗДАКОВА. Фото: Виктор БУРДИН. "Время"
За четыре года, что ее не видели близкие, Нина Тимофеевна превратилась в измученную старуху с потухшим взглядом и сбивчивой речью. Первые ее слова, сказанные родственникам, были: “ Спрячьте меня, я сбежала из рабства…”

Родные - сноха, внучка и сватья - отмыли, переодели и накормили Нину Тимофеевну, выслушали ее рассказ и приняли решение подать заявление в прокуратуру и полицию, а кроме того - обратиться в нашу газету.

В начале 2000-х после череды смертей близких ей людей - матери, сына и мужа, Нина Тимофеевна практически перестала общаться с родственниками и тихо жила одна в своем частном доме в Алматы. Учительской пенсии едва хватало, чтобы оплатить коммунальные услуги и не умереть с голоду. Как-то соседка познакомила Ездакову со своей приятельницей по имени Мариям. Та напросилась жить у бабушки, привела с собой друга по имени Берик.

- Они долго прожили у меня, - рассказывает старушка. - Постоянно покупали продукты, звали за стол. В общем, вошли в доверие. Как-то в 2004 году Берик говорит: “ У меня есть сестра в поселке Нура (в 150 км от Алматы. - В. Б. ), давай я тебя отвезу туда, погостишь у нее”. Я согласилась. Он меня отвез, приговаривая: “ Тимофеевна, ты ни о чем не думай и не беспокойся”. Сестру Берика звали Гулей. Жила она вдвоем с сыном-подростком. Мариям мне сказала: “ Вы поживите здесь весну-лето, а потом мы вас заберем”. И уехали. А меня в конечном итоге посадили под замок…

Гуля забрала у Ездаковой удостоверение личности и другие документы, а потом убедила старушку выписать доверенность на получение пенсии на максимально возможный срок - три года.

Во дворе дома Гули стоял маленький сарайчик: там, на старом одеяле, по словам Нины Тимофеевны, она и спала. Позже старушка украдкой набила старую тряпку шерстью и подкладывала под голову.

По словам беглянки, на нее повесили все большое хозяйство. Бабушка таскала воду из колодца, подметала двор, рубила дрова. Никому даже в голову не пришло задуматься: в состоянии ли семидесятилетняя женщина таскать тяжелые бревна и ушаты с водой? Узнать, что такое в столь почтенном возрасте вычистить огромный двор от снега, после чего на несколько недель сваливает с ног радикулит, Нина Тимофеевна и врагу не пожелает.

- В поселок, к соседям мне запрещено было ходить, - плачет Ездакова. - Кормила меня Гуля так, чтобы я не умерла: утром чай, в обед чай, вечером вареная слипшаяся вермишель или очень редко - рис. Выглядело это отвратительно, но есть-то хочется… Про мясо я забыла на несколько лет. Ела в закутке, в уголочке.

На Пасху мне давали половинку яйца. Когда в дом приходили гости - меня сажали за один стол, но отодвигали подальше масло и другие продукты. Я смотрю на сахар - а у меня слюнки текут… От такой “диеты” у меня постоянно кружилась голова.

Старушки-соседки видят, что я воду таскаю, - так одна бабка мне печенюшку сунет, другая конфетку. Гуля как-то это увидела - и так накричала на них, что чуть до рукоприкладства не дошло. И забрала у меня все гостинцы.

Потом Гуля стала каждый вечер наливать мне по 100 граммов водки. Нальет - и контролирует, чтобы я до конца выпила.

Нина Тимофеевна умоляла свою “хозяйку” отпустить ее на свободу. Но ответ был всегда один: “ Ты там никому не нужна, твой дом продали, тебе негде будет жить”. Всякий раз после таких разговоров Гуля наказывала своему сыну-девятикласснику следить за старушкой, чтобы та не сбежала. Нина Тимофеевна стала тайком собирать 450 тенге на автобусный билет до Алматы. Украдкой вязала носки, но продать их получалось редко. Накопить удалось лишь 140 тенге…

- Я никогда не знала, который час, какой сегодня день недели, какое число, - говорит Ездакова. - Как-то под осень попросила теплую одежду - мне дали старое шелковое платье. Как в таком ходить? Постоянно думала о том, как бы скорее попасть в Алматы - иначе я погибну. Но проходил год за годом - и ничего не менялось.

Тем временем после нескольких безрезультатных визитов в алматинский дом Нины Тимофеевны ее родственники забеспокоились. В 2008 году они подали заявление на ее розыск, но безрезультатно. К тому времени Берик, брат Гули, уже давно погиб в ДТП, а Марьям уехала, и дом Ездаковой пустовал.

Вырваться из плена Нине Тимофеевне удалось благодаря… казахстанскому законодательству. По закону доверенность выписывается только на три года. Когда этот срок истек, Гуля в конце марта этого года повезла свою Ездакову в Алматы для оформления новой доверенности. Остановились они в заброшенном доме пенсионерки. Ночью Гуля улеглась спать, а старушка, воспользовавшись этим, сбежала и пешком, через весь город, добралась до родственников.

- Третий день чувствую себя хорошо, - говорит счастливая Нина Тимофеевна. - Я наконец-то обняла свою повзрослевшую внученьку - думала, мне уже не суждено ее увидеть… Меня накормили, одели. Я впервые за много лет попробовала колбасу!

Эти люди посягали не только на мою пенсию, но и на мой дом. Бог знает, почему у них не получилось. Теперь я буду восстанавливать свои документы. Правда, из дома мне страшно выйти: боюсь мести Гули…

P. S.  Как сообщили газете “Время” в прокуратуре Алматы, доследственная проверка может занять до двух месяцев. Впрочем, нас заверили: причины исчезновения Ездаковой будут тщательно и как можно скорее рассмотрены.

Источник: Время
В статье: Алматы

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .