122334 У поэта скоро выходят в свет сразу две книги: роман “Тень ветра” и сборник поэм “Время Р” Культура и шоу-бизнес

Дюсенбек Накипов: "Революции делают зарвавшиеся вельможи"

На днях Конфедерация творческих союзов РК под руководством неутомимого Игоря ВОВНЯНКО провела вечер, посвященный Международному дню поэзии.

Дюсенбек НАКИПОВ. Фото Владимира ЗАИКИНА

Оказалось, поэтов среди творцов немало, что, несомненно, радует: “Все живое особой метой / Отмечается с ранних пор/ Если не был бы я поэтом / То, наверно, был мошенник и вор”. Модерировал собрание известный поэт и писатель Дюсенбек НАКИПОВ.

У него, кстати, скоро выходят в свет сразу две книги: роман “Тень ветра” и сборник поэм “Время Р”. Идеологически вечер поэзии был задуман как заседание некоего культурного клуба единомышленников, который обсуждает не курс доллара или партии, а, например, проблемы современной литературы.А их у литературы - кто бы сомневался! - накопилось немало.

- Одна из главных целей вечера - знаком­ство с молодыми поэтами, которым всего по 20-25 лет и которые являются ровесниками новейшего времени в Казахстане, - говорит Накипов. - На мой взгляд, современный уровень поэзии достаточно высок. Кстати, раньше, в 70-80-е годы, начинающие авторы более робко входили в поэзию. Наверное, это связано с влияняем свободы слова и изменениями в мировоззрении. Раньше свободно писать было сложнее. Я и сам в свое время попал под цензуру, выпустив поэму “Брат мой Маугли”. В ней тигр Шерхан говорил: “Я наведу порядок здесь железный, всех болтунов передавлю/ Законы джунглей неприкосновенны, анархии не потерплю”.

- Сейчас все, кому не лень, объявляют себя поэтами, хотя говорить “я поэт” издавна считалось дурным тоном.

- Графоманов хватало во все времена. В СССР особенно. Главное тогда было, чтобы человек грамотно складывал стихи и ничего-никого не трогал. Даже открытую вроде тему любви, ее сексуально-эротическую сторону засыпали лютиками-цветочками. Независимость ничуть не увеличила количество графоманов. И рано или поздно все они отсеются.

А настоящие поэты всегда входят громко. У нас есть ряд авторов, которые могли прозвучать, но они просто не печатаются. И как бы ты ни был дерзок, если тебя не печатают, толку от этого мало.

- В 90-е годы у нас была эйфория от воздуха свободы. А лидеры, если и появились, то как-то сникли сразу.

- Если человек по-настоящему поэт и всего себя посвятил поэзии, то обывателю может показаться, что он бездельник и тунеядец. Что и происходило, что и происходит. Истинная цена деятельности “тружеников духа” проявляется спустя многие годы - даже на расстоянии 5-7 лет мы не можем достоверно выявить настоящих пассионариев. У нас пишут не хуже чем 50 лет назад, но это неизвест­ное поколение. Мы еще живем литераторами старой формации, так называемыми классиками: Сулейменовым, Шахановым, Нурпеисовым…

Посмотрите, что происходит в соседней России: Марат ИСЕНОВ и Ербол ЖУМАГУЛОВ признаны и более известны, чем у нас. О чем это говорит? О внутренней эммиграции поэтического и писательского творчества. Пробиться в Москве трудно, но можно. А у нас, как ни крути, ничего не выйдет.

- Это вопрос позиции государства или формирования читательской культуры? Советской властью гонимый Пастернак, как известно, зарабатывал переводами, а не стихами. Причем за переводы ему платил все тот же загибающий его СССР

- Потому что буревестник революции Максим ГОРЬКИЙ объявил, что советскому читателю необходимо знать мировую литературу. На этой почве переводчики могли зарабатывать. Сейчас никакой опоры нет. Можно переводить километрами - это никому не нужно.

Если в советское время власть могла публично критиковать неугодных писателей и поэтов, то сейчас наступил период забвения. А это хуже любой цензуры.

Государство недооценивает поэзию и литературу. Одно дело - слово “Казахстан”. Другое дело, когда возникает связка “Казахстан - Сулейменов”. Даже соседние, братские наши республики ничего не знают о казахстанской действительности. Для них 20-летие нашей страны связано с событиями 1986-го и 1991-го годов, дальше идут нефть, банки и так далее. Никто у нас не озабочен тем, что у Казахстана не формируется собственное культурное и литературное лицо.

Нам нужен крупный национальный центр переводов. Чтобы все наши классики и молодежь были изданы на мировых языках. Соревнуются ведь не только количеством нефти, соревнуются качеством культуры страны. Мы говорим Англия - подразумеваем Шекспир, Франция - Гюго. У нас такой идентичности нет.

Поэтому необходимо объявить конкурс, набрать молодежь, дать им образование в лучших языковых вузах зарубежных стран. Через 5 лет сюда вернутся люди, знающие одинаково глубоко родной язык и язык обучения. Там, за границей, они будут говорить: “ Мы перевели своего поэта, почитайте, это хорошие стихи!”. Вот такая пропаганда необходима. И тогда будет меняться имидж казаха, который носит хорошие пиджаки и гоняет на джипе.

- Хорошо, допустим, решили издать авторов и даже перевести. Но государство-то по-любому включит цензуру.

- Если государство будет применять цензуру, то пусть оно забудет, что оно государство. С какими бы пламенными намерениями чиновник ни говорил, что народу рано, народ не поймет, понятно, что это надувательство.

У нас чиновничий аппарат подменяет собой государство. Как это - не доверять собственному народу? Можно подумать, народ сразу побежит кого-то свергать. Стремление к стабильности и миру живет в каждом человеке, и этот человек не собирается создавать хаос. Не народ, и не писатели, а чиновники не заметили всеобщий обман застройщиками, именно они породили волну социального протеста. Социальные бунты готовят пережравшие сановники, а не народ. Так всегда было - и во время русской революции, и французской, и любой другой.

Источник: Время

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .