122126 Он начинает в Казахстане все сызнова Культура и шоу-бизнес

Амир Каракулов снимает первый в своей жизни коммерческий фильм

У режиссера Амира КАРАКУЛОВА, пожалуй, было все. В том смысле, что чего у него только не было: успех как режиссера “авторского” кино, председательствование в Союзе кинематографистов, конфликт с окружающей действительностью, разочарование, собственное рекламное агентство, попытки снимать кино, полное разочарование - отъезд в другую страну.

И вот Амир вернулся. Чтобы попытаться снять первый в своей жизни коммерческий фильм.

Амир, а что с вашей “Невестой”, которую вы вроде уже год назад должны были доснять?

Там сложная ситуация. Может быть, в этом году доделаем. А может, и не доделаем. Я снимал картину про одно, а мир изменился, и надо это дело переосмыслить.

Кстати, ваши слова о том, что государство, кажется, поставило себе задачу угробить независимое кино и выжить режиссеров из страны, я помню отлично.

У меня был конфликт с прежним руководством “Казахфильма”. Я понимал, что мне здесь ничего не светит. Собрался и уехал с женой в Москву. А там живет много наших кинематографистов. Среда интересная.

Мы с женой решили снять коммерческий фильм, полгода писали сценарий. Называется “Настоящая любовь.ru”. Показали МИЦУРЕ, продюсеру “9-й роты”, и ДАВЛЕТЬЯРОВУ, который делал “Любовь-морковь”. Они оба сказали: суперсценарий. Спросили, сколько стоит. Я от фонаря назвал хорошую сумму, они согласились.

Плюс мне предложили быть режиссером фильма и еще получить проценты от продаж. Я, естественно, обрадовался. Тут на “Казахфильм” приходит Ермек АМАНШАЕВ. Мы с ним встретились, когда я был в Алматы по делам. Он, оказывается, прочитал сценарий - ему его передала Алия УВАЛЬЖАНОВА. Аманшаев предложил снимать фильм у нас. Я подумал - и согласился. Обзвонил своих российских партнеров, извинился. У меня такое ощущение, что новый президент “Казахфильма” действительно болеет за наше кино.

О чем фильм?

О любви. Это городская драма. Половина событий происходит в реальности, половина - в Интернете. Мы сейчас адаптируем сценарий под наши реалии. То есть будет “Настоящая любовь.kz”. Хочется снять кино интересное, приятное для людей. Тем более что кризис на дворе. Кстати, в сложные периоды кинематограф не загибается, а, наоборот, расцветает.

Когда немцы стояли под Москвой, у нас снимали фильм. Когда бомбили Берлин, сами немцы продолжали делать кино.

Это пропаганда.

А кино всегда пропаганда. Вообще, кинематограф - уникальная вещь. Мы с тобой разные личности, ты что-то свое думаешь, я свое. Но мы с тобой вместе держались за поручни “Титаника”. А когда люди имеют какой-то коллективный опыт, они становятся ближе. Почему Ленин сказал, что из всех искусств для нас важнейшим является кино? Потому что оно больше всего формирует реальность. И американцы во многом благодаря кино стали великой нацией.

Ленин сказал, что кино и цирк являются важнейшими из искусств в условиях поголовной неграмотности населения. Только о второй части его высказывания почему-то все забывают.

Так ничего же и не изменилось. Может быть, даже хуже стало. И еще кризис нагрянул.Почему вообще кризис случился? Человечество глобализовалось и стало единым организмом. Этот организм понял, что он что-то неправильно делает. Почему-то лед тает, отчего-то воздух портится. Почему СССР развалился? Мы поняли, что у нас жвачек нет, джинсы хуже, музыка тоже. И нам показалось, что это неправильно, что нас “лечат”.

Вот и сейчас все человечество думает: что-то неважно у нас все, надо менять свою жизнь, или наши внуки уже не выживут. Человечеству нужно перестраиваться. А как? Люди должны ближе стать друг другу, больше другу помогать, а не грести под себя. Банально, но нас спасет любовь. Любовь - это объединение.

Поэтому я уверен, что надо снимать фильмы о любви. И показывать их как можно большему количеству людей.

Это все прекрасно, только вот Серик АПРЫМОВ еще года четыре назад говорил, что пора снимать кино о любви. И где он сейчас?

Значит, он умнее меня. А я только дорос до этого. И мне кажется, что сейчас у “Казахфильма” есть реальный шанс сделать что-то осязаемое. Во-первых, там наконец-то появился нормальный менеджмент. Во-вторых, государство понимает, что даже если все очень плохо, надо давать деньги на кино. Более того, чем будет хуже, тем больше нужно вкладывать в кинематограф.

А не лучше ли пенсии увеличить?

Хм, ну да, может быть, и лучше. Или и то, и другое.

Самая великая страна в истории - Римская империя. Во времена кризисов она делала одно и то же: давала хлеб, то есть пенсии, и организовывала зрелища, то есть кино. Рим просуществовал три с половиной тысячи лет.

Один режиссер как-то жаловался, что почти под занавес производства фильма его попросили расписаться за не существовавшую в природе дорогущую декорацию. Он, конечно, был возмущен. Но подписал. Правда, это было при прежнем руководстве. Вы думаете, что-то поменялось?

Сейчас другое время и другая ситуация. Сейчас нужен результат. Тогда денег было много, нужно было самовыражаться, так появился “Кочевник”. Результат особо никого не волновал. А теперь волнует.

Но, как заметил Бахыт КИЛИБАЕВ, возвратности государственных средств никто не требует, а желание выйти на окупаемость из филантропических побуждений у руководства “Казахфильма” рано или поздно закончится. Даже если оно действительно есть.

Государство, с одной стороны, - это аппарат насилия. С другой - функция, без которой мы не можем существовать. У государства изначально цель - не зарабатывать деньги, а создавать среду. Допустим, пять лет назад нам говорили: берите деньги и зарабатывайте. А кинотеатров-то не было. Как мы заработаем?

Нужно, чтобы появилась кинопрокатная сеть, чтобы с пиратами лучше боролись, чтобы телевидение начало платить нормально за картины. Я могу, конечно, какое-нибудь порно снять за $50 тысяч и в Берлине за $250 тысяч продать. Но государство же мне на это денег не даст.

Поэтому нужен компромисс. Компромисс в том, чтобы привлекать людей, желающих снимать коммерческое кино, то есть фильмы, которые нравятся людям.

Я уверен, что если пойдет такой тренд, рано или поздно созреет индустрия.

Государство дает деньги “Казахфильму”, не требуя возврата. “Казахфильм” дает их вам, также не требуя возврата. Вы искренне пытаетесь снять коммерческий фильм, но никакой гарантии успешности проекта нет. И если вы не получите прибыль, то просто скажете: “Не получилось, давайте попробуем еще раз”. И так 25 раз подряд?

Безусловно, ответственность за использованные деньги должна как-то проявляться. Но мы же сейчас находимся в процессе развития. Я не знаю истины. Я знаю, что надо что-то делать, что надо фильмы снимать. Как в песне поется: “Вы полагаете, все это будет носиться? Я полагаю, что все это следует шить”.

Уверен, что Бекмамбетов сделает коммерчески привлекательную картину, потому что все его проекты так или иначе это доказали. Мне кажется, его имя - это уже залог успеха.

В мире снимается тысяч 6 фильмов в год. Окупается одна десятая. 9 из 10 - “пролетают”. То есть разоряются едва ли не все. Но желающих снимать меньше не становится. Знаешь почему? Успех окупает все.

Вдруг на “Казахфильме” появится свой Дисней? И начнет снимать мультфильмы про нас, которыми засмотрится весь мир. Национальность не играет роли. Играет роль талант. А чтобы его найти, нужно искать.

Источник: Время
В статье: Алматы

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .