122091 С его именем связана история многих музыкальных коллективов, которые прославили Казахстан Культура и шоу-бизнес

31 марта, в филармонии – вечер джазовой музыки памяти Тахира Ибрагимова

31 марта, в Казахской государственной филармонии имени Жамбыла - вечер джазовой музыки памяти Тахира ИБРАГИМОВА

Если не пол-Алма-Аты, то как минимум самая прогрессивная ее часть непременно бывала в той известной квартирке на пересечении улиц Мира и Калинина. Ее хозяином был выдающийся казахстанский музыкант, джазмен, барабанщик, меломан и просто хороший собеседник Тахир Ибрагимов

С его именем связана история многих музыкальных коллективов, которые прославили Казахстан. И если он не был непосредственным их участником, то так или иначе оказал влияние на музыкантов этих групп. Кроме того что Тахир был настоящим виртуозом, он стал активным пропагандистом джазовой культуры в нашем городе да и во всей стране…

В понедельник, 17 июля 2006 года, в возрасте 59 лет мэтр ушел из этой жизни. Но место в истории казахстанской музыки, которое он занял благодаря своей разносторонней деятельности, навсегда останется за ним, и только за ним.

Друзья и коллеги каждый по-своему вспоминают эту неординарную личность, но их слова объединяет одно - вместе с Тахиром ушла целая эпоха казахстанской джазовой культуры.Яков ХАН также легендарный человек казахстанского джаза, которого помимо личной дружбы с Тахиром связывала и профессиональная деятельность. В 1968 году был организован первый казахстанский биг-бэнд, где Яков Хан был вторым дирижером, а Ибрагимов сидел за барабанами. Затем в 1991 году оба музыканта собрали еще один известный коллектив - биг-бэнд города Алматы под управлением Якова Хана.

- "В Казахстане был такой вакуум, музыканты есть, но почему-то больших составов нет. Я говорю: "Тахир, а давай соберем биг-бэнд!" Мы позвонили нашим музыкантам, и все пришли. Три года бесплатно ходили на репетиции, давали концерты бесплатно. А сейчас попробуйте без денег…

С Тахиром нас связывали долгие творческие и дружеские отношения. Это очень большая потеря для меня. Дело в том, что от него шла неимоверная энергия. Поэтому все вокруг него и собирались в его квартире на Мира - Калинина. Круглые сутки одни уходят, другие приходят. И у него хватало сил, чтобы всех принять, нормально с ними поговорить. Не каждому такое дано. Ведь если что не так, то он, как Путин говорит, сразу "мочит" (смеется). По натуре он был очень горячий. Вообще барабанщик должен быть немного хулиганистым… А когда он сидел в оркестре, я уже себя уверенно чувствовал, знал, что там будет все нормально.

…Несколько лет назад он упал, сломал ключицу, потом ногу. Душа рвется играть, а физически он уже не мог. "Яша, - говорит, - я хочу, но, видишь, палка вылетает, держать не могу, сил нет…". Естественно, мы всегда говорили: "Тахир, все будет нормально, придет время, все разыграешь", потому что это единственное, что давало ему стимул жить. Он без музыки смысла в жизни вообще не видел.

Можно сказать, что с ним ушла та эпоха. Потому что тогда Тахир был аккумулятором джаза в Казахстане. Все самые редкие записи можно было услышать только у него дома. Сейчас время другое, нынешняя молодежь даже не поймет, зачем идти к кому-то на квартиру, чтобы послушать музыку. Но тогда это был центр притяжения…

Его часто приглашали выступать по Союзу. А знаешь, почему? Потому, что он единственный в СССР, кто правой рукой по тарелке такой драйв создавал, что аж запирает. Так гребет, мама мия! Это точно Божий дар".Роза РЫМБАЕВА очень тепло отзывается о Тахире. Он был большим другом ее и ее мужа. В 1975 году, когда Роза Куанышевна впервые выступала под аккомпанемент большого оркестра, за установкой блистал Тахир Ибрагимов.

- Его роль в становлении современной казахстанской музыки, я думаю, огромна. Вспомните начало 70-х годов, я бы не сказала, что было много ярких музыкантов, которые могли бы представлять Казахстан за рубежом на разных фестивалях, особенно, что касается джаза. И Тахир со своими музыкантами ездил по всему Советскому Союзу. У него была настоящая любовь к джазу. А ведь это очень серьезное искусство, это не популярная музыка, которую народ очень быстро воспринимает, подхватывает. Я думаю, он был очень большим музыкантом. И как исполнителю на ударных у нас ему равных не было.

Двери его дома всегда были открыты. И, между прочим, он прекрасно готовил. Так, как он делал плов, я думаю, ни один повар в ресторане не сможет. Я в жизни в стольких городах и странах побывала, но я не помню, чтобы так вкусно мне кто-то подавал плов. И, естественно, когда сидели за столом, обязательно был включен тот катушечный магнитофон. А еще я запомнила, что, когда Тахир выезжал за рубеж, он в первую очередь покупал самые разные ударные инструменты. И его комнатка маленькая была наполовину как музей, заставленный этими экзотическими экспонатами.

Несколько лет мы выступали вместе. Ансамбль "Бумеранг" аккомпанировал мне, когда я стала ездить на гастроли со своей сольной программой. И мы стали как одна семья, хотя они джазовые музыканты, а я эстрадная певица.

Я помню, самые первые гастроли у нас были в Жаркенте. И когда мы давали концерт в каком-то селе, неожиданно погас свет. Естественно, гитары замолкли, отключились клавишные, микрофоны. Петь было невозможно, да еще темнота вокруг. И кто может продолжить концерт? Естественно, барабанщик. Тахир стучал там сорок минут. Но свет так и не дали, на этом пришлось закончить концерт. Но мы пообещали зрителям этого села, что приедем завтра и обязательно доиграем. На другой день все сельчане собрались и ждали, приедем или нет? И мы приехали. И знаете, с какого места мы начали концерт? Именно с барабанов опять и начали! (смеется.) Вы знаете, Тахир был душой команды, он постоянно нас выручал, и в этом плане он всегда был бескорыстен…

Еще один ярчайший музыкант той эпохи был вместе с Тахиром в самом начале его джазовой карьеры. Сейчас Георгий МЕТАКСА преподает джаз в Греции, выпускает там записи. А тогда, в 1969 году, они вместе с Тахиром и его братом Фархатом, игравшем на контрабасе, создали трио, которое произвело фурор среди алматинской публики. Их ансамбль вошел в историю, став первой джаз-бандой города.

- Вот мы сыграем, все аплодируют, - вспоминает Гоги Метакса, - в залах просто эйфория была, особенно в те годы, ведь джазовые концерты были редкостью. Никто и не понимал, как надо играть, и я не думаю, что мы как-то идеально играли. Наверняка это звучало наивно, ведь мне было тогда 24 года, а Тахиру 22. Но энтузиазма у нас было хоть отбавляй. Сейчас можно подумать, зачем нам это все нужно было, ведь это не принесло ни большой славы, ни денег, но мы ни на секунду не пожалели о своем выборе. Жизнь тогда была настолько однообразная, все шли стройными рядами к коммунизму, а джаз для нас был как глоток свежего воздуха. И когда мы у Тахира собирались, то все члены политбюро, все герои газет уходили на задний план. Там у нас были другие генеральные секретари: Дюк Эллингтон, Каунт Бэйси. И мы жили этим миром. Естественно, было сложно создавать все с нуля. Не имея ни информации, ни школ, ни нот, нужно было понять, как играть эту импровизационную музыку. Учителей у нас не было, и мы учили сами себя и друг друга. Наше трио просуществовало года три. И играли мы в основном джазовые стандарты. Нам даже в голову не приходило, что можно что-то свое играть, а Тахир, между прочим, уже тогда стал задумываться над этим. Потом он создал ансамбль "Бумеранг", который стал очень известным в Союзе и успешно выступал на многих фестивалях.

И еще одну интересную мысль он мне как-то изложил. Мы уже выступали не вместе, и он, услышав мой сольный номер, сказал: "Ты знаешь, когда ты играешь абсолютно один, ты более свободный. Я тебе советую, обрати внимание на это". Действительно, консерваторское образование сформировало меня так, что я был больше солист, нежели ансамблевый музыкант. И тогда Тахир первый обратил на это внимание. Еще до меня самого. И как в воду глядел.

Я считаю, что он в казахстанском джазе первое лицо, по масштабности с ним никто не сравнится. Потому что он не просто музыкант был (то, что он музыкант был высшего класса, это не обсуждается), но и организатор, и центр тусовки. Кто бы сюда ни приезжал, все у Тахира собирались. Где помещались, я не понимаю. Маленькая комнатка, вся в барабанах, полкомнаты занимает аквариум. Сидели на пианино, под пианино. И сидели не маленькие люди, а очень известные музыканты.

Представить историю казахстанского джаза без Тахира совершенно невозможно. Его уход - это как из стены вынули огромный камень. Вчера, когда мы собрались на семь дней, кто-то предлагал в память о нем сохранить квартиру и еще что-то такое. А я вот думаю, что можно сделать еще проще. В Алматы проходят джазовые фестивали, и ведь абсолютно ничего не стоит назвать фестиваль его именем. Думаю, он этого достоин, поскольку в крупной джазовой энциклопедии "Джаз. XX век" из казахстанских музыкантов всего два имени, одно из них - его…

Коллега Ибрагимова, бок о бок проработавший с ним много лет, известный саксофонист Эдуард САРШАЕВ пришел в любимое детище Тахира ансамбль "Бумеранг" в 1987 году. Тогда молодой музыкант был несказанно рад, что его заметил сам Тахир Ибрагимов, тем более что "Бумеранг" был известен по всему Советскому Союзу.

- Он фанатично любил музыку, был предан ей и, несмотря на все препоны советского строя, все равно умел выбивать деньги, находить, как сейчас говорят, спонсоров, стучался во все двери, находил возможности, чтобы его ансамбль мог выехать на джазовые фестивали. Я был счастлив, что попал в эту группу и именно к этому человеку. Он был очень талантливым, а самое главное - он был открыт, доступен для всех. На тот момент "Бумеранг" стал самым известным коллективом Средней Азии. И самое интересное, что все великие имена на постсоветском пространстве, такие как Георгий Гаранян, Олег Лундстрем, Анатолий Кролл, это люди, с которыми Тахир общался и работал. Потом масса выдающихся исполнителей: Арзу Гусейнов, Александр Пищиков, Игорь Широков, Михаил Окунь и многие другие… Список нескончаем, не говоря уже о наших среднеазиатских музыкантах… К этому человеку всегда тянулись люди от мала до велика. Он воспитал не одно поколение музыкантов. В принципе те на сегодняшний день, не побоюсь этого слова, великие музыканты, я имею в виду, например, группу "А-Студио", - это все его воспитанники. В свое время они начинали играть музыку и были непосредственно в его окружении. Байгали Серкебаев, Володя Миклошич. Потом Булат Сыздыков, да и я. Все самые яркие джазовые фестивали, на которых я бывал, я посещал в составе "Бумеранга". Это Таллин, Новосибирск, Абакан, Киев, Бишкек…

Источник: Almanews

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .