121334 Сейчас бабушка вынуждена судиться, чтобы вернуть жилье Общество

В Караганде дочь выгнала из дома свою 97-летнюю мать

Фатима КАРЫЧЕВА в свои 97 лет вынуждена судиться, чтобы вернуть квартиру, когда-то подаренную государством ей и ее покойному супругу - ветерану войны Мухамеду КАРЫЧЕВУ.

Фатима КАРЫЧЕВА
В небольшой квартирке, расположенной на первом этаже, прохладно. Бабушку, чтобы не мерзла, накрывают двумя-тремя одеялами и постоянно дают грелку. Впрочем, она на холод не жалуется:- Спасибо, что Роза меня приютила. Она все для меня делает: ухаживает, кормит, стирает, - говорит, утирая слезы, старушка.

Из большой и некогда дружной семьи в живых у Фатимы остались три дочери: Гюльзамина, Наиля и Розалия.

Со своей сестрой Наилей, живущей в Алматы, карагандинки не общаются уже несколько лет. С тех пор, как та выставила родную мать из квартиры, лишив ее на старости лет не только угла, но и всех вещей. Даже тех, что абика Фатима берегла на свои похороны. Бабушка слегла после всех испытаний, которые ей пришлось пережить:

- Она ее закрывала в комнате, голодом морила, - вспоминает Гюльзамина. - Мне приходилось суп через форточку передавать, чтобы мама не голодала.

В 1993 году Наиля подсуетилась и помогла матери приватизировать жилье. Ну и себя не обидела - половину квартиры записала на свое имя. Вторую половину вожделенных квадратов Наиля заполучила в 2005 году по договору дарения. Именно из-за него и возникли семейные разногласия.

- Она забрала у матери все документы, пригласила специалиста из центра по недвижимости и оформила сделку, - поясняет Розалия. - Посмотрите, договор оформлен с ошибками: тут даже указана квартира №47, хотя мать всегда проживала в квартире №43.

- Не подписывала я никаких бумаг! - возмущается абика, заслышав, что речь идет о квартире.

Как говорит Розалия, мама хоть и в состоянии поставить закорючку на документе, но написать собственную фамилию, имя и отчество не может. Она неграмотная.

Сразу после того как квартира перешла в собственность Наили, на свет появилось еще несколько документов. Первый - справка о том, что у абики рак толстой кишки. Второй - договор опеки, оформленный на Наилю. Сразу после этого бабушка Фатима оказалась… в хосписе.

Розалия попыталась отсудить долю матери в квартире. Поскольку Розалия оказалась чересчур настырной, Наиля решила поступить проще - подала заявление на признание сест­ры недееспособной, сославшись на то, что та страдает шизофренией и опасна для общества. А перед этим получила медицинское заключение, что и мать ее невменяема.

- Да, я состою на учете в психоневрологическом диспансере, у меня II группа инвалидности, - не скрывает Розалия. - Но это не повод лишать меня права защищать маму! Я в состоянии обеспечить себя и свою семью. Я работаю - торгую газетами на рынке, потому что на пособие по инвалидности нормально не проживешь.

После бесполезных хождений по судам бабушка Фатима окончательно слегла. А Наиля прячется от своих родственников в Алматы. Она даже не знает, как доживает свой век мать, у которой она по решению суда и постановлению акима значится опекуном.

- Из-за психически больной сестры я не могу подойти к маме, - сообщила по телефону Наиля. - Даже не знаю, как она там. Сейчас я вынуждена через суд признавать сестру недееспособной, чтобы ее отправили на принудительное лечение.

- С вашей мамой все нормально, и она чувствует себя хорошо, - сообщил я опекунше. - А зачем вы определили маму в хоспис, ведь врачи подтвердили, что у нее нет рака?

- Я положила маму в хорошую клинику, заплатила большие деньги, чтобы ее подлечили. Через месяц я бы ее сама забрала! - тут же выпалила Наиля. - Я очень беспокоюсь за маму. Сестра - медик по образованию и наверняка пичкает ее разными препаратами.

- Может, стоит тогда дать маме возможность жить в своей квартире, и вы сможете по очереди за ней ухаживать или наймете сиделку? - спросил я.

- В маминой квартире жить невозможно - после пожара там сыро, все в копоти. Такая квартира никому не нужна, - ответила Наиля.

Но уже через несколько минут нашей беседы неожиданно сообщила, что никчемная квартира… благополучно продана:

- Как только мама умрет, из денег, которые ей положены за квартиру, я обязательно сделаю похороны по мусульманским обычаям и построю мазар. Оставшиеся деньги поделю с сестрой.

В совете ветеранов района имени Казыбек би пояснили, что с подобным случаем, когда старики так теряют квартиру, ранее не сталкивались. Потому к проблеме отнеслись внимательно.

Источник: Время

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .