120279 Год назад Дмитрий Медведев стал первым в истории России президентом, получившим власть по классическому сценарию - от действующего главы государства к избранном Политика

Второй год президентства Дмитрия Медведева должен дать ответ на вопрос: каким запасом прочности обладает нынешняя тандемная конструкция?

Второй год президентства Дмитрия Медведева должен дать ответ на вопрос: каким запасом прочности обладает нынешняя тандемная конструкция?

Год назад Дмитрий Медведев стал первым в истории России президентом, получившим власть по классическому сценарию - от действующего главы государства к избранному. В этой двойственности - избранный президент, но еще не действующий - многие видели главную интригу переходного момента, уникального для российской политики. Вопрос заключался в том, насколько поступательным будет процесс передачи верховной власти. Именно в тот момент и сформировалась нынешняя конфигурация - властный тандем, примеров которого в российской истории еще не было. Прошедший год показал, что система исправно работает.

Это тем более очевидно, если вспомнить, каким трудным был контекст этого "отчетного периода". Первый президентский год Дмитрия Медведева отмечен военным конфликтом, в ходе которого Россия впервые в своей новейшей истории вошла в клинч с иностранным государством, широкомасштабной "газовой войной" с Украиной, а также глобальным экономическим кризисом, накрывшим всю страну. С агрессией Саакашвили президентско-премьерская связка справилась достаточно легко. Военно-стратегические цели на Кавказе были достигнуты в кратчайшие сроки. Реализация политических целей займет больше времени, но тоже не сулит избыточных проблем. С Украиной ситуация тоже "разрулена". А вот "разрулить" экономический кризис будет гораздо сложнее. Поэтому второй год Дмитрия Медведева в Кремле должен дать ответ на вопрос: насколько надежна выстроенная в России тандемная конфигурация власти?

Главное, что сумел доказать стране и окружающему миру властный тандем, состоит в том, что в условиях России, оказывается, возможна ситуация сосуществования двух сильных лидеров, которые, не соперничая, дополняют друг друга. В том, что Дмитрий Медведев вовсе не зиц-президент, мир впервые убедился в ходе военного конфликта с Грузией. Этот сложный экзамен российский главковерх выдержал на отлично. Его решимость видели все. Уже на следующий день после грузинского вторжения в Южную Осетию президент начал совещание с главой Минбороны и начальником Генштаба словами: "Наши миротворцы и приданные им части в настоящий момент осуществляют операцию по понуждению грузинской стороны к миру". Действия грузинской армии в зоне конфликта Медведев характеризует как "геноцид" и "этнические чистки". При этом жесткая риторика сочетается с дипломатической гибкостью, позволившей при посредничестве президента Саркози быстро снять накал противостояния Москвы и Тбилиси.

Тандему удалось удержать страну от острой конфронтации и с западноевропейскими партнерами, и с США, чему, впрочем, немало поспособствовал приход к власти в Вашингтоне новой администрации, заявившей о намерении улучшить отношения с Россией. В результате Запад де-факто согласился с новым геополитическим раскладом на Кавказе, мы имеем реальный шанс добиться прорыва в отношениях с США, пожалуй, крупнейшего со времен разоруженческих инициатив эпохи перестройки. Барак Обама высказал намерение не только подписать с Россией новое соглашение о значительном сокращении стратегических наступательных вооружений, но и вполне прозрачно намекнул на готовность США пересмотреть решение о размещении систем ПРО в Польше и Чехии, так раздражавшее Москву. Что в "сухом остатке"? Москва, признав Южную Осетию и Абхазию, упрочила свои южные границы и убедила Вашингтон и Брюссель не спешить с приемом Грузии (как и Украины) в НАТО.

Такое сочетание жесткости и дипломатичности Дмитрий Медведев продемонстрировал и в ходе газового конфликта с Украиной, ставшего еще одним вызовом для нового президента. Заявив твердую переговорную позицию, Медведев на протяжении всей "газовой войны" ни на йоту не отступил от нее. При этом, как и в случае с грузинским конфликтом, андем сработал весьма эффективно. В итоге Киев был усажен за стол переговоров и подписал то решение, которое устроило не только Москву, но и Запад. Последний, кстати понял наконец, с кем и в какой тональности нужно вести переговоры и об энергетической безопасности, и о многом другом.

Впрочем, это вовсе не значит, что тандем президента и премьера работал как часы. К примеру, требование Дмитрия Медведева перестать "кошмарить бизнес" - спустя несколько дней после резких заявлений Владимира Путина в адрес руководства компании "Мечел" - было расценено некоторыми наблюдателями как признак намечающегося раскола в правящей коалиции. Но "дело Мечела" сошло на нет - компания нормально работает, а к ее руководителю обещанный "доктор" так и не пришел. Правда, скептики говорят, что благополучному исходу дела больше поспособствовал накрывший Россию глобальный экономический кризис.

Действительно, финансовый катаклизм заставил властный тандем не размениваться на пустяки и крепить ряды. Кстати, именно Дмитрий Медведев стал первым, кто назвал в нашей стране вещи своими именами. Ведь еще осенью прошлого года слово "кризис" было под негласным запретом - никто из высокопоставленных чиновников не решался публично употребить его по отношению к России. Заговор молчания закончился в тот момент, когда Дмитрий Медведев в своем блоге поместил небольшой пост, в котором признал, что в России бушует самый настоящий кризис.

Позже, в ходе интервью ведущим российским телеканалам в канун Нового года, президент заверил сограждан, что, несмотря на кризисные явления в экономике, ни дефолта, ни деноминации не будет. Признав, что ситуация не самая простая, глава государства заявил, что "нет поводов для каких-то абсолютно драматических выводов или тем более истерик".

Истерики, несмотря на существенную девальвацию рубля, всплеск инфляции и рост безработицы, и правда удалось пока избежать. Однако начало второго президентского года Дмитрия Медведева требует от верховной власти принятия экстраординарных мер. Отставка четырех руководителей регионов говорит о том, что в запасе у президента есть немало "домашних заготовок". Публикация списка "первой сотни" президентского резерва говорит о том, что Медведев не собирается консервировать властную элиту и в случае необходимости готов менять фигуры и в правительстве, и в региональном руководстве.

Собирается ли президент кардинально менять костяк правящей команды или ее политико-экономический курс? Вряд ли! Тандемный принцип как раз и заключается в том, чтобы придать "государственному болиду" стабильное и поступательное движение, не вгоняя его в рискованные повороты и виражи. Работа "в паре" подразумевает подстраховку, дублирование, поддержку, но вовсе не стремление прийти к финишу первым. Иначе это уже не тандем.

Источник: Итоги

Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter или Cmnd+Enter


Ваша реакция

Спасибо за ваше мнение

Вы уже голосовали

Читайте также


Комментарии 0

Содержание комментариев к новостям не имеет никакого отношения к редакционной политике NUR.KZ. Мы не несем ответственность за форму и характер выставляемых комментариев. Просьба соблюдать установленные правила .