KZ
Лесбиянка из Казахстана решила родить ребенка от 40-летнего гея
Новости Общество
BBC Русская Служба

Лесбиянка из Казахстана решила родить ребенка от 40-летнего гея

Расcказать Вконтакте

36-летняя представительница ЛГБТ-сообщества рассказала о трудностях поиска подходящего отца для будущего ребенка.

Лесбиянка из Казахстана решила родить ребенка от 40-летнего гея

Ребенок. Иллюстративное фото с сайта inosmi.ru

По словам Марии, она уже 20 лет живет в нетрадиционных сексуальных отношениях, пишет Esquire.kz.

10 лет она думает о материнстве. Вопрос о рождении ребенка для нее очень важный, но трудный.

«Мне кажется, лесбиянки вообще об этом думают больше, чем натуралки: с молодых лет начинаешь задаваться вопросами: как будешь беременеть? От кого? На всех мужчин начинаешь смотреть как на потенциальных доноров, оценивать ум, внешность», – рассказывает женщина.

Сначала Мария хотела зачать ребенка естественным способом. Дважды в жизни она заводила роман с мужчинами, скрывая, кто она на самом деле, и общалась с ними, как обычная девушка.

«Один не мог понять, что происходит: мы вроде бы пара, а на секс я не решаюсь. В итоге я убежала, когда поняла, что все зашло слишком далеко, я невольно ранила человека, он влюбился. Не смогла его обманывать», – признается лесбиянка.

Со вторым кавалером все было по-другому. Женщина напрямую предложила ему сделать ей ребенка. Но тот возмутился, что его используют, и отказался.

«И вот так ты ходишь и выпрашиваешь эту сперму, как на паперти», – делится Мария.

В конце концов ей все это надоело, она решила пойти на ЭКО и взять донора из своих друзей-геев. Однако, по словам любительницы нетрадиционных отношений, это тоже было непросто.

«Они сначала говорят: «да-да-да», а потом полгода не могут сдать анализы. Кто-то не может прекратить бухать и тусоваться даже на время, чтобы сдать анализы – такие, понятное дело, сразу отпадают. Другие боятся, что у них гепатит или СПИД, потому что известно ведь, что геи находятся в зоне риска, поэтому оттягивают сдачу анализов. Кого-то в последний момент пугает ответственность», – поясняет лесбиянка.

В результате она решила обратиться в банк доноров спермы.

«Я представляла себе это следующим образом: думала, приду, передо мной выложат фотографии на выбор, расскажут, что за люди. А на деле тебе дают крайне общее описание: голубые глаза, рост 190, славянин. Я почитала, и у меня в последний момент появились сомнения: а что это за человек? Может, он маньяк? Может, у него наследственные генетические заболевания? Это же никто не проверяет», – рассказала о своих переживаниях Мария.

Смутило Машу и то, что когда-нибудь ребенок спросит, кто его отец. Рассказывать, что родитель космонавт или погиб на войне, она посчитала глупым, так как ребенок будет считать себя безотцовщиной.

«А мне, как и любой женщине, хочется, чтобы у ребенка был отец, который будет принимать участие в его воспитании. Поэтому я решила: нужно договариваться с человеком, так же, как и я, страстно желающим ребенка и готовым разделить со мной ответственность хотя бы за воспитание. Это вообще большое счастье, если рядом с лесбиянкой есть такой человек. Мужчина, которого не надо обманывать, который ведет себя не как донор просто, а как друг, партнер и, прежде всего, в будущем – как отец ребенка», – говорит женщина.

И такой человек в ее жизни появился. Он гей, ему скоро сорок. Будущий отец уже сдал анализы, и пара усиленно готовится к оплодотворению. В августе предстоит подсадка.

«А пока я пью по 4 таблетки гормонов в день, и так продолжается несколько месяцев. От медикаментов себя не очень хорошо чувствуешь, бывает, не могу уснуть, сейчас вот на капельницы отправили, чтобы поддержать здоровье. Замечаю и внешние изменения: у меня всегда был низковатый голос, а теперь петь не могу, начинаю пищать», – поясняет лесбиянка.

О своей ориентации в клинике она не рассказывает, опасаясь негативной реакции со стороны медиков. Стоимость всей операции вместе с анализами и прочими процедурами – около 800 тысяч тенге.

Мария также рассказала, что пять лет назад уже пробовала забеременеть с помощью ЭКО, тоже от гея – парень жил в Голландии, а она в Алматы. Врачи из ЭКО центра спрашивали тогда, почему у них не получается самостоятельно завести ребенка. Пара объясняла, что встречи из-за большого расстояния происходят редко и они по полгода не видятся, поэтому и завести детей не получается.

«Но наша попытка не увенчалась успехом, оказалось, его сперматозоиды были очень слабыми. Для мужчины это стало поворотным моментом в жизни – он перестал пить, курить, занялся спортом. И полгода назад в Голландии лесбиянка родила от него девочку. На днях приезжал в Алматы, показывал фотографии. Ребенок – копия отца, а он такой гордый!», – делится Маша.

Нынешний партнер пойдет рожать вместе с ней, сам настаивает, очень этого хочет. Мужчина сейчас пытается сменить работу, решить вопросы с недвижимостью.

По словам представительницы ЛГБТ-сообщества, после решения о ребенке и она, и ее партнер стали вести себя по-другому, у них появились конкретные цели.

Мария уверена, что любая женщина просто обязана реализовать себя как мать либо в какой-то сфере деятельности, которая занимала бы всю ее личную жизнь и оставила след в людях, в истории, искусстве.

«Когда я смотрю на девушек за 35, не реализовавших себя ни в творчестве, ни в карьере и без детей, мне страшно. У них какие-то отклонения начинаются.  Они могут много пить, не обращать внимания на свой внешний вид, не работать, потому что незачем – там с друзьями посидят, там родители покормят», – говорит она.

Важным моментом в своем случае она считает юридическое оформление.

«У меня подруга-натуралка делала ЭКО, так она подписывала с донором договор вплоть до того, сколько раз в месяц он может видеть ребенка. У моего донора единственное условие – его фамилия и отчество для малыша, с моей стороны – как в брачном контракте – что я зарабатываю и имею – это только мое и ребенка. Он ни в коем случае не претендует, даже если со мной что-то случится», – поясняет будущая мать.

По ее мнению, если бы жила за границей в однополом браке, то был бы меньший риск, что ее ребенка обидят какими-то фразами. В молодости она не задумывалась об этом.

«Сейчас я вижу, что пары расстаются именно из-за этого – общественного мнения. Ребенок может и не сказать, но у него начнутся психологические проблемы. Это как у матерей-одиночек, когда их детям говорят: «У тебя нет папы». Поэтому, скорее всего, у меня будет двойная жизнь. Для нашего общества у меня будет муж, от которого ребенок. А что там за дверями моей спальни – никто не узнает. Это никого не касается», – резюмирует женщина.

Вместе с тем, Мария понимает, что в лесбийской семье с ребенком очень много психологических трудностей: у женщины, которая биологически не участвует в процессе деторождения, рано или поздно могут возникнуть вопросы: я не мать – кто я? Даже не тетя.

«По родственным связям получается никто, и если пара расходится, то женщина-партнер все время боится, что ее бросят и оставят без ребенка, к которому она уже прикипела», – уверена она.

Своего ребенка лесбиянка не собирается воспитывать в гомофобных настроениях. Единственный вопрос, с которым она еще не разобралась – говорить ли ребенку о своей ориентации. Мария склоняется к мысли, что все же скажет, но позже, в подростковом возрасте, когда его сознание будет готово принять этот факт.

Читайте также:

Вооруженный стальной трубой малыш из Китая защитил бабушку от полиции

Американке грозит 40 лет тюрьмы за трансляцию изнасилования в Periscope

Ученые раскрыли феномен дежавю

В Японии из-за двойного землетрясения объявлена угроза цунами

В Астане разберут пять этажей строящегося «Абу Даби Плаза»

Военнослужащего-дезертира нашли в столовой Астаны

Хотите быть всегда в курсе самых интересных событий?
Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Ваша реакция
215
319
39
20
76
39
15
Спасибо за Ваше мнение Вы уже голосовали
Читайте также
Загрузка...
Комментарии
Mailfire view pixel